После крестьянской реформы 1861 года в России начался педагогический бум. Повсюду открывались народные школы, появлялись различные методики образования. При этом в классах не было никакой специальной мебели, дети занимались за обычными столами.

Петербургский офтальмолог Фёдор Эрисман первым обратил внимание, насколько же такая мебель вредит здоровью учеников. У большинства детей были нарушены зрение и осанка. Взяв за основу расчёты швейцарского доктора, Эрисман придумал универсальную конструкцию для учёбы — скреплённые между собой одноместные скамью и стол. Столешницу сделал наклонной, что бы ученик сидел ровно, видел книги и тетради под прямым углом. Скамейка заходил за край стола, спинка поддерживала поясницу.

Это была жёсткая конструкция: ученик не мог ни отклониться от стола, ни ссутулиться за ним. Сидеть можно было только в одном положении, из-за чего парта была похожа на орудие пыток.

Дореволюционная гимназия. Ученики сидят за индивидуальными партами с наклонной столешницей

Но была одна проблема. Для того, что бы вместить всех учеников, требовались большие классы. К тому же, одноместные парты Эрисмана стоили довольно дорого.

15 лет спустя проблему решил сельский учитель Пётр Коротков, который придумал сделать парту двухместной. Также он добавил несколько важных мелочей: крючки для сумок сбоку, выемки для чернильницы и перьев, полку для книг под крышкой. Саму крышку Коротков сделал складной. Теперь ученик, вставая для ответа, не вылезал из-за парты, а одним движением откидывал вверх свою половину столешницы.

Школьный класс в СССР. Ученики сидят за двухместными партами Эрисмана.

Школьная парта Эрисмана пережила революцию и перекочевала в СССР. Такими партами оборудовали большинство городских и сельских школ. Возможно, благодаря партам учиться было легче и приятнее.

К 1970-м годам парты стали удешевлять: их стали делать не из цельного дерева, а из ДСП со столешницей из стеклопластика. Сократили размерный ряд, скамью заменили стульями… Единственный плюс таких изменений — стало легче убирать классы.

Эпоха парт Эрисмана ушла, но появилось новое светило науки — Владимир Базарный. В 80-е годы он провёл многочисленные исследования и доказал, что уже после детского сада у детей появлялись нарушения здоровья. Выяснилось, что больше всего ухудшают здоровье детей форма проведения уроков в школах, продолжительное сидение, неправильная мебель и организация пространства. Парта Эрисмана оказалась не такой хорошей!

Владимир Базарный разрабатывал решения для улучшения образовательного процесса. Одним из этих решений стало создание конторки – высокого письменного стола с наклонной столешницей. За конторкой дети могли учиться в режиме динамических поз – стоя и сидя, тема самым улучшая мыслительные процессы и самочувствие.

Занятия за конторкой Базарного и лежаком Кона в специальной санаторной школе г. Архангельска середины 80-х. Для детей при выраженных сколиозах занятия в сидячем положении запрещены, так как они усугубляют болезнь.

В конце 80-х годов в СССР технологии официально вошли в государственную программу «Массовая профилактика школьных форм патологии», но разделение страны остановило внедрение здоровьесберегающих технологий во все школы.

В 80-х годах родители и школы самостоятельно делали конторки для своих детей

Теперь, как мы знаем, почти во всех школах стоят обычные парты с плоской столешницей, из-за которых здоровье детей становится всё хуже и хуже. Поэтому мы собрали всё лучшее из изобретённых парт и создали универсальные столы-конторки с регулировкой высоты и наклоном столешницы. Читайте описания под фотографиями.

Теперь каждый родитель может организовать правильное рабочее место ребёнку дома или в частной школе. Стоит только захотеть!

Учебный класс в Русской Классической Школе в Волгограде. Дети занимаются за партами-конторками стоя и сидя, поскольку легко поменять высоту и наклон столешницы.

Если хотите организовать здоровое рабочее место своему ребёнку, обратите внимание на парты-конторки Живи Стоя.

Вам также может быть интересно